Среда, 2020-10-21, 1:17 PM
Коллекция материаловГлавная

Регистрация

Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Главная » 2014 » Август » 4 » Скачать Внутрисемейная иерархия экономических статусов супругов и ее влияние на стабильность семьи. Черкашина, Татьяна Юрьевна бесплатно
10:53 PM
Скачать Внутрисемейная иерархия экономических статусов супругов и ее влияние на стабильность семьи. Черкашина, Татьяна Юрьевна бесплатно

Внутрисемейная иерархия экономических статусов супругов и ее влияние на стабильность семьи

Диссертация

Автор: Черкашина, Татьяна Юрьевна

Название: Внутрисемейная иерархия экономических статусов супругов и ее влияние на стабильность семьи

Справка: Черкашина, Татьяна Юрьевна. Внутрисемейная иерархия экономических статусов супругов и ее влияние на стабильность семьи : диссертация кандидата социологических наук : 22.00.03 Новосибирск, 2003 208 c. : 61 04-22/159

Объем: 208 стр.

Информация: Новосибирск, 2003


Содержание:

Введемне
1 Теоретический контекст исследования
11 Роли женщины в семье: историческая ретроспектива
12 Стабильность семьи: функционалистское объяснение
13 РГсследование семьи в рамках неоклассического подхода
131 Новая экономика домашнего хозяйства
132 Общая функция благосостояния семьи: доводы за и против
14 Направления изучения деятельности домохозяйств
2 Методологические основы исследования
21 Теоретическая схема исследования
22 Гипотезы исследования
3 Методические основы исследования
31 Эмпирический объект исследования
32 Операционализация основных понятий
321 Доходы семьи
322 Группировка домохозяйств на основе структуры бюджета
323 Группировка домохозяйств на основе потребительских возможностей личных доходов
2231 Общие принципы группирования
3232 Эквивалентный доход как индикатор уровня жизни семьи
3233 Прожиточный минимум как контрольный показатель уровня жизни
324 Стабильность семьи
325 Экономическая самоидентификация супругов
326 Социальные и демографические характеристики домохозяйств
4 Результаты исследования внутрисемейной иерархии экономических статусов супругов
41 Распространенность бюджетов с разной структурой и отличающихся потребительскими возможностями личных доходов
411 Вклады супругов в бюджет
412 Потребительские возможности личных доходов: количественные оценки
413 Валидизацня типологий бюджетов
414 Вклад супругов в формирование бюджета семьи в до- мохозяйствах с разными потребительскими возможноcтя^пI личных доходов
42 Социально-экономические и демографические характеристики семей с разной иерархией экономических статусов супругов
43 Иерархия экономических статусов супругов как фактор стабильности домохозяйств
44 Доходы супругов как факторы экономической самоиден- тификации
45 Занятость женщины: последствия для семьи и возможность высокой оплаты
46 Модели формирования бюджетов в семьях среднего слоя

Введение:

В диссертационной работе рассма1рнвается влияние crpyicrypbi 'зкономических отношений супругов на стабильность семьи.Нет необходимости доказывать, что в современной России экономические условия во всей широте их понимания - как материально-вещественное наполнение жизненного пространства, как господствующий порядок организации социального пространства, как ведущая система оценки индивидуальных достижений и результатов государственной политики - являются значимыми факторами социальных отношений. Конечно же, экономическими детерминантами не исчерпывается весь спектр «двигателей» социальных изменений, но в повседневности россиян именно материальные условия жизни вышли сегодня на первый план. По опросам ВЦИОМ среди ответов на вопрос «Что в настоящее время больше всего осложняет жизнь Вашей семьи?» на протяжении 1990-х лидером был вариант «низкие доходы, нехватка денег в семье»: его выбирали от 68 % респондентов в 1994 г. до 72 % в 2002 г. [Зоркая 2003. 26]. Но каковы пределы влияния экономических условий на социальные взаимодействия? Ответ на этот вопрос мы попытаемся найти при изучении внутрисемейных отношений.Как свидетельствуют социологические опросы, в начале 90-х из групп, по отношению к которым россияне в наибольшей мере испытывали чувство близости, чаще всего называли людей того же поколения, той же профессии, товарищей по работе. Но к середине десятилетия они уступили место семье, близким, друзьям: стала доминировать ориентация на группы повседневных практик [Данилова 1995, 1997; Ядов 1994]. Опора на семью и ближайшее окружение стала одним из способов справиться с экономическими проблемами.Смена устоявшихся практик жизнедеятельности семьр! спровоцировала исследовательский интерес к адаптационным процессам в целом и экономическим функциям семьи в частности. При этом стала очевидной вариативность разделения внутрисемейных хозяйственных ролей между мужчинами и женщинами. Так или иначе, экономические функции семьи оказались в поле зрения российских социологов, высветив, на наш взгляд, следующую проблему.Чрезмерное следование принципам методологического индивидуализма в теоретических построениях, касающихся вопросов адаптации в современных экономических условиях, вытеснило из статусно-ролевых характеристик индивидов целый пласт, связанный с семейными отношениями. Как отмечает А. Антонов, «отдельно от семьи классифицируются дети, но не как сыновьядочери, а как дети вообще; также отдельно рассматриваются мужья, но типологизируются не как „отцы", а просто как „мужчины"; и, наконец, отдельно от семьи классифицируются матери, жены (но уже как „женщины": занятые незанятые, работающие - неработающие и т. п.)» [Антонов 1998. 28].Иными словами, индивид должен предстать перед нами не как полностью автономный субъект, но как элемент внутрисемейной структуры, а его поведение одновременно рассматриваться и как функция от внутрисемейных условий, и как детерминанта семейных отношений. В частности, в свете нашего интереса индивидуальные экономические действия могут влиять на супружеские взаимоотношения.Самый известный пример объяснения, связывающего между собой эти Феномены, - это объяснение увеличившегося числа разводов в развитых странах во второй половине XX века ростом женской занятости. Выход женщины на рынок труда и последующий рост ее экономической независимости исторически обусловлен общей тенденцией «модернизации жизни» и индустриализацией как ее составляющей. Катализаторами этой тенденции были две мировые войны и мировой экономический кризис 30-х годов прошлого века. В первой мировой войне женщины проявили себя как вспомогательный медицинский персонал, во время второй заменили мужчин в промышленности.Широко распространившиеся в межвоенный период идеи Генри Форда об организации производства, предполагающие рутинизацию и стандартизацию трудовых операций, а также механизация труда сделали такую замену возможной. «Труд женщины на производстве и самостоятельное ведение домашнего хозяйства в отсутствие мужей, по меньшей мере, поставили под вопрос естественность их второстепенного положения» [Зидер 1997. 241].Во время экономического кризиса «женщины в семьях наемных работников использовали любую возможность, чтобы помочь семье пережить период безработицы», что «представляется логическим продолжением традиционной иерархии» [Зидер 1997. 223]. Тогда как квалифицированные рабочие или служащие считали поиски работы или «какой-нибудь» занятости «позором», «женщины в периоды экономических кризисов являлись такой рабочей силой, которая ни в малейшей степени не жертвовала своим социальным статусом» [Зидер 1997. 224]. Доходы женщин хотя и были ниже мужских, но могли поддерживать жизнь семьи.В послевоенный период индустриализация создавала не только рабочие места, которые могли занять женщины, но и технические средства, облегчающие домашнюю работу и сокращающее время, необходимое для домашней работы. Часть обязанностей по воспитанию и обучению детей взяли на себя государство и частный сектор. И занятость в экономике стала одним из способов структуоировать свободное время женщин, даже если не было экономических причин для их выхода на рынок труда.В последние десятилетия женская занятость обуславливается и растущими требованиями к профессионализму. Длительный перерыв в работе, вызванный рождением детей и уходом за ними, уменьшает возможности профессионального роста и затрудняет трудоустройство вообш,е. Раннее рождение детей (а зачастую единственного ребенка) и их отделение от родительской семьи в то время, когда женщина находится в трудоспособном возрасте, порождает проблему женской самореализации в эти годы. Чтобы избежать трудностей позднего трудоустройства, женщина вынуждена на протяжении всей трудовой жизни сочетать материнство и профессиональные обязанности.Рост занятости женщин подталкивался и утратой семьей производственных функций, что привело к тому, что дети перестали рассматриваться как «страховка» в старости, и функцию обеспечения старости взяло на себя общество в лице государства или частные пенсионные фонды [Ленуар 2001. 104105, 108-112]. При этом необходимо если не накопить определенный стаж, то создать самим экономические предпосылки материального обеспечения старости (в виде накоплений в пенсионных фондах), то есть проявлять высокую профессиональную активность в трудоспособном возрасте.Особенность женской занятости в СССР заключалась в том, что ее масштабы и сроки были гораздо больше, чем в других экономически развитых странах. Например, по результатам переписи 1979 г. среди женщин трудоспособного возраста к числу занятых относились в СССР 84,3 %, а в РСФСР 85,0 %. Из этой возрастной группы численность иждивенцев отдельных лиц составляла 7,6 % и 6,6 % соответственно. Остальные женщины - это занятые в личном подсобном хозяйстве, стипендиантки, пенсионерки [Итоги Всесоюзной переписи населения 1979 года, 1990. 175]. Рекрутизация женщин в «армию труда» давала государству рабочую силу в ходе индустриализации; позднее - позволяла продемонстрировать такое преимущество социализма, как всеобщая занятость. Но то, что при неразвитости бытового обслуживания и низкой вовлеченности ^г-'жчин в домашнее хозяйство, женщина несла двоиную нагрузку и фактически была лишена возможности выбора между формальной занятостью и ведением домашнего хозяйства, официальной идеологией не замечалось. Но и положение мужчины нельзя определить как благоприятное. Декларируемая тендерная нейтральность государственного строя и уравнительные принципы оплаты труда не позволяли большинству мужчин реализовать в полной мере классическую роль мужчины-кормильца. В условиях высокой вовлеченности женщин в экономику для отечественных обществоведов несводимость статусных характеристик семьи к статусу одного из ее членов была очевидна. В области материального благосостояния в качестве основной единицы анализа рассматривали именно семью [Мигранова, Рабкина 1978; Семья и народное благосостояние 1985; Народное благосостояние 1991; Благосостояние городского населения Сибири 1990; Богомолова, Тапилина, Михеева 1992]; в исследованиях социальной мобильности сравнивали уровень образования детей и достигнутое ими на момент обследования положение со статусом обоих родителей [Начало пути 1989].Описанные выше социальные изменения через изменение общественного статуса женщины затронули и ее внутрисемейный статус, а значит, не могли не повлиять на функционирование семьи. К классическим функциям семьи обычно причисляют воспроизводство потомства, определение статуса, биологическое сохранение, социализацию и сексуальный контроль [Гуд 1965. 206; Хилл 1977. 198]. К ним можно добавить структурирование времени, хозяйственную и потребительскую функции, эмоциональное сохранение. Все они обычно ориентируются на производство и воспроизводство индивида, что позволяет рассматривать их и как социетальные функции, то есть общество через них осуществляет свою деятельность. Из названных СЬУНКЦИЙ, по мнению У. Гуда, можно выделить те, которые ориентируются в основном на общество: во-первых, воспроизводство потомства, то есть физическое замещение членов общества; во-вторых, определение статуса индивида, что относится к более широкой социальной интеграции секторов общества, а также, через механизм наследования, сохранению существующих структур власти и собственности; в-третьих, социальное и эмоциональное сохранение, заключающееся в ответственности семьи перед обществом за поведение ее членов [Гуд 1965. 207-208].Изменение функциональных приоритетов семьи в течение двадцатого века трансформировало семью и как малую группу. В развитых странах росту женской занятости предшествовал рост численности нуклеарных семей. Семья, основанная на супружеской паре с детьми или без, становится самой распространенной. «С утратой семьей своей функции как экономической производящей и включением молодых людей в сложную внесемейную профессиональную структуру молодая пара получает не только жилищную и профессиональную автономию, но также и автономию в своих решениях в сфере воспроизводства. Как вертикальные, так и горизонтальные связи с родственниками являются добровольными и необязательными, допускающими экстенсивный обмен вещами и услугами, но не нарушающими, однако, оси преданности и любви, которая сейчас сдвинулась от поколенных единокровных уз в сторону супружеских отношений» [Хилл 1977. 203-204]. В научном плане это вылилось в то, что в теоретических разработках обществоведов в качестве \юдельной рассматривается нуклеарная семья, а зачастую - просто супружеская пара.Как же изменение общественного статуса женщины повлияло на функционирование такой семьи? Считается, что была нарушена стабильность брака как залога высокой рождаемости, успешной социализации и социального и эмоционального сохранения. Работа жен и наличие у них самостоятельных источников дохода дали экономическую возможность для расторжения проблемных браков. Как отмечает Райнхард Зидер, «все меньшее число людей живет и работает в условиях сельскохозяйственного или ремесленного производства, где совместное владение средствами производства вынуждает их сохранять несчастливо сложившийся брак. Чем меньше супруги в своей экоin номической и социальной жизни связаны друг с другом, тем скорее они могут поставить вопрос о разводе в случае несчастливо сложившегося брака» [Зидер 1997. 263]. Ученый подчеркивает, что первичны.ми для расторжения брака являются психологические причины, но при наличии личностных проблем определяющими являются экономические факторы, а именно экономический статус жены. Низкий уровень рождаемости и государственная политика многих стран по поддержке женщин с детьми также снижает экономические издержки воспитания детей в одиночку, а значит, делает развод более возможным.Также уже отмечалось, что мужчины более чувствительны к ситуациям, ставящим под сомнение их статусное превосходство. Наличие самостоятельного дохода у супруги, особенно, если он превышает таковой у мужчины, воспринимается им как угроза его социальному статусу. Чтобы избежать такой ситуации, мужчины могут либо высказываться за сдерживание производственной карьеры женщины, либо расторгнуть брак с ней.Проявление указанных тенденций и закономерностей в экономической и социальной жизни конкретных обществ имеет, конечно же, свою специфику.По отношению к современному российскому обществу можно отметить следующее. Если в большинстве развитых стран женская занятость растет, то высокий уровень занятости соотечественниц был достигнут еще в советской экономике. По этой причине сейчас профессиональная активность части россиянок может рассматриваться как реализация устоявшихся жизненных практик.Это также означает, что большинство сегодняшних россиян социализировались в условиях, когда вопрос, работать ли женщине (матери или супруге), решался однозначно, а зачастую не ставился вообще. Это дает основания предположить, что современные российские мужчины толерантны к экономической активности супруг и их высоким доходам.Неравномерность и неоднозначность результатов реформ 90-х годов для разных групп населения также сказывается на экономическом поведении женщин. Если мужчина успешно реализует появившиеся возможности иметь высокие доходы, то женщина может реализовать недоступный ранее выбор между ведением домашнего хозяйства и занятостью. В этом случае опыт социализации может прийти в некоторое противоречие с желанием осуществить те модели жизненных стратегий семьи и ее членов, которые были невозможны для большинства еще два десятилетия назад. Если семья оказывается в экономически неблагоприятной жизненной ситуации (что характерно в последнее десятилетие для большинства российских семей), занятость женщины может выступать условием жизнеспособности семьи.Приведенный пример - частный случай объяснения, в котором демографические явления рассматриваются как следствие индивидуальных поведенческих актов, а именно рост разводимости увязывается с экономической активностью женщин. В нем заложено допущение, что социальные процессы складываются из индивидуальных и семейных действий. Отсюда следует, что для понимания современных демографических тенденций необходимо обратиться к анализу условий, в которых принимаются семейные решения.Есть еще ряд причин, вызывающих необходимость использовать данные микроуровня. Во-первых, совпадение во времени изменений некоторых переменных (в нашем случае занятость женщины оплачиваемым трудом, ее вклад в материальное благосостояние семьи и стабильность брачных отношений) не означают наличие между ними причинно-следственных связей, поскольку фактором изменения всех их может быть третья группа переменных. Вовторых, показатели экономической активности женщин, которые принимаются за детерминанты семейного поведения, могут быть и следствием изменения ситуации в семье. Так, эмпирически обнаружено, что в конце 60-х - первой половине 70-х гг. в США рост трудовой активности женщин (измерялся изменением количества часов рабочего времени за год) наблюдался в среднем за три года до развода, но данные не позволили авторам однозначно выбрать одно из предлагаемых объяснений этой зависимости: либо женщины учитывают высокую вероятность развода и увеличивают активность на рьип<е труда, либо уменьшение их экономической зависимости от мужчины разрушает основы брака [Johnson, Skinner 1986].В-третьих, анализ данных макроуровня практически упускает из виду сведения об экономическом поведении мужчин, тогда как благосостояние семьи - результат усилий обоих партнеров [Oppenheimer 1997].Поэтому вполне логичным кажется обращение к данным микроуровня для оценки характера связи между функционированием семьи и другими ее характеристиками, в частности структурой экономических отношений супругов. Показателем последней выступает внутрисемейная иерархия экономических статусов супругов - расположение супругов на позициях экономического «донора» и экономического «реципиента» в зависимости от их роли в формировании семейного бюджета. Позиция донора предполагает больший, а позиция реципиента - меньший вклад в бюджет. Особо подчеркнем, что, вопервых, финансовыми «донорами» и «реципиентами» супруги выступают по отношению к бюджету, а не друг к другу; во-вторых, степень участия в формировании бюджета не тождественна участию в формировании благосостояния семьи.Таким образом, объектом исследования является внутрисемейная иерархия экономических статусов супругов, предметом - влияние внутрисемейной иерархии экономических статусов супругов на стабильность семьи. Индикатором такой иерархии может быть соотношение личных доходов супругов, которое рассматривается в двух аспектах. Во-первых, в относительном, когда личные доходы соотносятся в терминах «больше/меньше», и определяется экономическое доминирование одного из супругов внутри семьи. Во-вторых, в абсолютном, когда личные доходы оцениваются с точки зрения того, какой уровень жизни семьи они могут обеспечить. Эти подходы могут быть дополнены также сравнением статусов супругов в экономической иерархии всего оощества, которые определяются соотнесением их личных доходов (заработной платы, пенсий, индивидуальных пособий и т.п.) с доходами других членов общества. Но с учетом неравномерной демографической нагрузки на :тчпь!с доходы, они не являются однозначной детерминантой уровня жизни и потребительских возможностей семьи и индивидов. Поэтому в данной работе внимание будет сосредоточено на первых двух аспектах.Необходимо также заметить, что показателями активности могут быть, например, временньге затраты на оплачиваемый труд и на труд в домашнем хозяйстве. Использование того или иного класса показателей - денежный доход или временные затраты - определяется задачами исследования. К примеру, если в центре внимания социолога - предложение рабочей силы членов домохозяйств на рынке труда и занятость в домашнем хозяйстве, то предпочтительнее временные оценки [Барсукова, Радаев 2000]. Но поскольку, вопервых, возможности потребления семьи связаны с уровнем дохода в большей мере, чем с временными затратами на труд, а во-вторых (это касается работающего населения), именно доход отражает степень участия в экономике, основанной на рыночных принципах, в работе в качестве показателя экономической активности будет использован доход. Это позволяет осуществлять анализ как на индивидуальном уровне, так и на уровне домохозяйства, когда рассматривается совокупный доход семьи.Р1так, цель исследования - выявить закономерности влияния внутрисемейной иерархии экономических статусов супругов на стабильность семьи в России в условиях социально-экономических трансформаций 1990-х годов. достигается решением следующих задач: 1) сформировать теоретическую концепцию о влиянии внутрисе\гейной иерархии экономических статусов супругов на стабильность семьи; 2) определить социально-экономические и демографические характеристики семей, отличающихся друг от друга соотношением экономических статусов супругов: 3) выявить характер связи стабильности семейных отношений и соотношения экономических статусов супругов; 4) через определение моделей экономической самоидентификации супругов выявить легитимность соотношения экономических статусов супругов; 5) для верификации полученных результатов выяснить мнения супругов о последствиях женской занятости для семьи и возможностях высокооплачиваемого трудоустройства женщин в современной российской экономике.Информационной базой исследования являются материалы второго этапа Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ), который ведется Университетом Северной Каролины в Чэпел Хилле, Российским Центром профилактический медицины и Институтом социологии РАН. Для построения выборки РМЭЗ использовалась модель многоступенчатой стратифицированной вероятностной выборки жилищ ((Приложение 1), более подробно [Сваффорд, Косолапов, Козырева 1999]). РМЭЗ - панельное обследование, то есть в каждой следующей волне опрашиваются (по возможности) те же домохозяйства, что и в предыдущей. Повторные опросы и их постоянная тематика позволяют отследить изменения экономического, трудового, репродуктивного поведения россиян на микроуровне. Кроме того. уникальность мониторинга заключается в одновременном обследовании как домохозяйств, так и индивидов, то есть единицей анализа выступает как отдельный респондент, так и семья (домохозяйство). В работе используются данные четырех волн: 1994 г. (ноябрь-декабрь), 1996 г. (октябрь), 1998 г. (ноябрь) и 2000 г. (октябрь-ноябрь).Для иллюстрации обнаруженных статистических закономерностей 5уд\т также использованы материалы полуформализованных интервью, проведенных сотрудниками и студентами кафедры социологии ИГУ при участии автора в мае-июне 2000 года в рамках исследования «Средние слои в социальной стратификации современней России» (руководители исследования акад.Г.И. Заславская и Т.Ю. Богомолова), финансируемого Институтом «Открытое общество» в рамках Программы поддержки кафедр Мегапроекта «Развитие образования в России» (грант JY^ Н В С 806).Еднннцей наблюдения выбрана супружеская пара с детьми или без детей, то есть те домохозяйства, где присутствует два реальных или потенциальных получателя дохода. В число детей включаются все лица младше трудоспособного возраста, а также лица трудоспособного возраста, находящиеся на иждивении родителей. Такое определение объекта позволяет использовать понятия «семья» и «домохозяйство» как синонимы.Теоретическая основа исследования. Работа носит междисциплинарный характер, что обусловлено выбором предмета исследования - стабильность семьи и её зависихмость от экономических ролей супругов. Предмет находится одновременно в рамках двух дисциплин — экономической социологии и социологии семьи. Объект изучения первой - «взаимодействие двух основных сфер общественной жизни: экономической и социальной» [Заславская, Рывкина 1991. 49], но сведенных на микроуровень. Т.РТ. Заславская и Р.В. Рывкина отмечают, что «значимость сторон этой взаимосвязи на разных этапах развития общества, в разных конкретно-исторических условиях не остается одинаковой. В частности, если брать нашу страну на современном этапе ее развития, то сегодня значимость прямой связи (влияния экономики на социальное развитие) доказывать нет необходимости. Что касается обратной связи, т. е. влияния социальных регуляторов на развитие экономики, то она практически осталась непроработанной» [Заславская, Рывкина 1991. 50].Стремление восполнить этот недостаток и восстановить «равновесие» в изучении взаимодействия двух общественных сфер, а также современные тенденции в развитии экономической теории и экономической социологии, а именно смена «экономического империализма» «социологическим империализмом» [Радаев 1998. 60-62], привели к тому, что сегодня в российской экономической социологии экономическое действие представлено как часть социального !6 действия [Радаев 1998. 53], а развитие экономики - как социальный процесс [Заславская, Рывкина 1991. 8]. Но мы считаем, что это не исключает возможности рассматривать в рамках эк-оиохипсскои социологии влияние экономических явлений на социальные.Анализ этих явлений на микроуровне, а именно на уровне отдельной семьи, отсылает нас к социологии семьи. Социологи определяют семью как социальный институт и как малую группу. Всю совокупность подходов и методов, связанных с изучением семьи во второй ипостаси, предлагается объединить в микросоциологию семьи, однако не сводить последнюю к социальнопсихологическому измерению внутрисемейных интеракций [Антонов 1998.
11]. Объектом этой дисциплины являются динамика семейных интеракций и семейной структуры (инструментальный аспект) и стереотипы обиходной семейности (символический аспект) [Антонов 1998. 49]. Теоретическими истоками микросоциолгии семьи являются символический интеракционизм, теория обмена, этнометодология, социометрия.Обе теоретические дисциплины, в рамках которых выполнена диссертационная работа, объединяет следование принципам социологического индивидуализма, введенным в научный оборот М. Вебером. Действие считается социальным, если действующий индивид связывают с ним субъективньпТ смысл, и по этому смыслу его активность соотносится с действиями других людей [Вебер 1990. 603]. Отсюда вытекает, во-первых, утверждение, что действующим субъектом может быть только индивид: «Для других (например, юридических) познавательных целей или для целей практических, может быть, напротив, целесообразно и даже неизбежно рассматривать социальные образования («государство», «ассоциацию», «акционерное общество», «учреждение») совершенно так же, как отдельных индивидов (например, как носителей прав и обязанностей или как субъектов, совершающих релевантные в правовом отношении действия). Для понимающей социологии, интерпретирующей поведение людей, эти образования - просто процессы и связи спеиифического поведения отдельных людей, так как только они являют собой понятных для нас носителей осмысленного действия. Если в социологии речь идет о «государстве» или «нации», об «акционсргюм обществе» или о «семье;-/. о «воинском подразделении» и других «образованиях» такого рода, то имеется в виду только определенный тип поведения отдельных людей, конкретный или конструированный в качестве возможного» [Вебер 1990. 614-615]. Вовторых, индивид должен рассматриваться в совокупности своих социальных связей и ролей, в нашем случае как элемент семейных взаимодействий по поводу формирования семейного бюджета.В работе присутствуют также заимствования из других смежных дисциплин. Например, термины для обозначения ролей супругов в формировании бюджета - из сетевого подхода, а аналитико-измерительная модель - из микроэкономики.На защиту выносятся следующие положения: 1) теоретическое представление о влиянии внутрисемейной иерархии эконо.мических статусов супругов на стабильность семьи, а также отношении супругов к сложившейся иерархии как опосредующей это влияние; 2) методика измерения внутрисемейной иерархии экономических статусов супругов, представленной в относительном и абсолютном аспектах; 3) теоретическое представление о моделях экономической самоидентификации супругов как индикаторе легитимности сложившейся иерархии экономических статусов супругов; 4) следующие эмпирические результаты; а) в российских домохозяйствах преобладающим является традиционньп! вариант внутрисемейного соотношения экономических статусов супругов, при. котором вклад мужчины в семейный бюджет превышает вклад женщины; б) экономическое доминирование женщины при формировании бюджета более вероятно при низком уровне потребительских возможностей личных доходов; IX в) экономическое доминирование женщины в семье связано, прежде всего, с интенсификацией ее трудовой деятельности, что более вероятно на пострепродуктивных этапах жиз{1енного цикла семьи; г) экономическое доминирование женщин при формировании бюджета экономически неблагополучных домохозяйств повышает вероятность их распада. Это отвергает гипотезу о существовании единой функции благосостояния семьи в пользу существования функции благосостояния, общей для женщины с детьми, по крайней мере, в экономически неблагополучных домохозяйствах; д) при определении экономического статуса членов семьи доминирующей является стратегия максимизации статуса.Представленная работа состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии и приложения. В первой освещены основные подходы и результаты эмпирических исследований, касающихся связи экономических статусов супругов и стабильности семьи. Во второй части изложены методологические основы исследования: теоретическая концепция и гипотезы работы.Третья часть содержит методические основы исследования, а именно представлен эмпирический объект, проведена операционализация основных понятий. В четвертой части представлены результаты расчетов, сделанных по данным РМЭЗ, а также материалы исследования «Средние слои в социальной стпатм''->--'^'т'-.. ,.^ п--л'-г,,тот"т России». В заключении подведены итоги, сформулированы основные результаты работы, ее новизна.Автор выражает признательность сотрудникам отдела социальных проблем ИЭОПТТ СО РАН и кафедры общей социологии Новосибирского государственного университета, помогавшим в работе над диссертацией. Особо признательна Богомоловой Т. Ю. за научное руководство, Калугиной 3. И., Гвоздевой Г. П., Сусловой О. А. за помощь в подготовке к защите диссертации, Тапилиной В. С , Михеевой А. Р., Фадеевой О. П. за высказанные замечания и рекомендации.

Скачивание файла!Для скачивания файла вам нужно ввести
E-Mail: 1662
Пароль: 1662
Скачать файл.
Просмотров: 120 | Добавил: Диана33 | Рейтинг: 0.0/0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Август 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2020 Создать бесплатный сайт с uCoz