Вторник, 2020-10-27, 1:27 AM
Коллекция материаловГлавная

Регистрация

Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Главная » 2014 » Сентябрь » 21 » Скачать Казахские народные романтические дастаны. Азибаева, Бахытжан Уалиевна бесплатно
2:09 AM
Скачать Казахские народные романтические дастаны. Азибаева, Бахытжан Уалиевна бесплатно
Казахские народные романтические дастаны

Диссертация

Автор: Азибаева, Бахытжан Уалиевна

Название: Казахские народные романтические дастаны

Справка: Азибаева, Бахытжан Уалиевна. Казахские народные романтические дастаны : диссертация кандидата филологических наук : 10.01.09 Алма-Ата, 1984 168 c. : 61 85-10/263

Объем: 168 стр.

Информация: Алма-Ата, 1984


Содержание:

ВВЕДЕНИЕ3
ГЛАВА I Сюжетно-жанровая специфика казахских народных романических дастанов 27
ГЛАВА П Главные герои казахских народных романических дастанов 98

Введение:

Актуальность темы. Современное состояние казахской фольклористики, ее достижения и успехи позволили выдвинуть в качестве очередной, важной задачи специальное изучение казахских народных романических дастанов. Но необходимость изучения их определяется не только задачами национальной фольклористики.
В настоящее время советская литературоведческая наука, опиравшаяся на фундаментальные положения марксистско-ленинской эстетики, находится на качественно новой ступени развития, характеризующейся аналитическим уровнем. Она проявляет на современном этапе повышенный интерес к духовному наследию всех народов нашей страны, в том числе к устной поэзии казахов, бывшей в прошлом одной из главных форм художественного отражения действительности*.
Весьма актуальным представляется в этом плане изучение казахского народного романического дас тана как национальной формы художественного мышления народа, отражавшей ту стадию общественно-экономического развития, при которой он возник и сформировался как самостоятельный жанр. Это предполагало исто-рико-сравнительное и типологическое исследование дастана в процессе его развития, ибо, как справедливо отметила Неупоко-ева И,Г. "Выяснение процессов формирования, расцвета, трансформации и упадка жанра, синтеза жанров и их дифференциации можно считать одной из важнейших теоретических задач мировой
I. "В течение веков, задолго до появления письменности она (поэзия - А,Б.) служила средством самовыражения, она заменяла народу почти все виды искусства" - Базарбаев М. Эстетическое богатство нашей литературы. А., 1976, с.223. истории литературы"^*.
Весьма важной представляется также проблема определения и четкой формулировки основных жанровых признаков дастана и различий между традиционным лиро-эпосом и романически дастаном (на материале казахского фольклора).
Важное значение для дастановедения в целом имеет раскрытие специфики творческой интерпретации дастанной формы в устно-поэтической традиции казахов.
XIX век, в особенности вторая половина его явились важной вехой в истории казахского народа. В 60-х годах этого столетия завершилось добровольное присоединение Казахстана к России. Эта внешнеполитическая акция имела прогрессивное значение и оказала положительное, ускорявшее влияние на социально-экономическое и общественно-политическое развитие Казахстана, вовлекая его в систему общероссийской экономики, а через нее -в орбиту всероссийского и мирового рынка, способствуя проникновению и развитию капиталистических элементов в экономике, возникновению земледелия, оседлого скотоводства, развитию го2 родов и городского хозяйства .
В этих условиях в казахском ауле ". усилился процесс разложения казахской родовой общины, началась серьезная ломка q патриархально-феодальных отношений." Углубляется социальное расслоение казахского общества, срываются всяческие патриархальные покровы и четче определяются классы, все яснее стано
1. Неупокоева И.Г. Революционно-романтическая поэма первой половины XIX века.' Опыт типологии жанра. М. ,1971, с.19.
2. История Казахской ССР. С древнейших времен до наших дней. В 5-ти томах. Т.З, А. ,1979, с.291-311; Чуланов Г. Промышленность дореволюционного Казахстана. А., I960, с.4.
3. Баишев С, Победа социализма в Казахстане. A,,I96I,ci82. вятся полярность и непримиримость интересов эксплуататоров и эксплуатируемых, ибо "ослабление силы патриархальной идеологии ведет к росту политической сознательности казахского народа"1.
Происходившие изменения общэ ственно-политических и социально-экономических условий жизни неизменно обусловливали также определенные сдвиги в духовной жизни общества, изменение моральных и нравственных ценностей и критериев, общественных идеалов. На смену эпической идее защиты и объединения Вэдины, встает остро, как никогда, проблема конкретной свободы и счастья конкретного же человека, происходит качественно новый рост личностного сознания людей, осознание ими чувства свободы и лучшей доли, возможности и необходимости борьбы за эту свободу и счастье,
В то же время, новые социально-экономические условия, а также вызванный ими рост политического и классового, духовного и нравственного самосознания народа все больше наталкивались на узкие рамки господствующих патриархально-феодальных отношений, приводили к острым и глубоким противоречиям в ауле. И наиболее трагически эти противоречия отражались на судьбах молодежи, которая, несмотря на введение*российских порядков, по-прежнему зависела от законов шариата, неписанного обычного права (адат) и законов калымного брака.
Но новое уже отражалось на поведении, сознании и поступках молодых людей. Участились побеги из дому молодых девушек с полюбившимся джигитом в тех случаях, когда им грозил насильственный брак с нелюбимым, а также часто стали обращаться мо
I,- Зиманов С. Общественный строй казахов первой половины XIX в. А.,1958, с.З. лодые в российские суда с просьбой защитить от произвола стаг-рейшин и биев*.
Проблемы молодежи, судьбы молодых л щей, их любовь за право самостоятельно решать свою судьбу приобретали широкий общественный резонанс, и в этих конфликтах, по существу, как в капле воды, отражалась вся острота и глубина борьбы нового со старым.
Под воздействием таких масштабных и глубинных процессов, происходивших в общественном бытии и сознании, начало подвергаться изменению и устно-поэтическое творчество народа. Верно пишет Н.С.Смирнова: "С присоединением Казахстана к России содержание фольклора, состав жанров, их соотношение, их форма -все существенно изменяется"^. Главным содержанием же и движущим фактором этих изменений, направляющей тенденцией, характерной для всех родов и жанров фольклора было усиление социально-классовых мотивов, сочетавшееся с обостренным вниманием к человеку и его душевным состояниям и осознанием противоречивости общественного бытия народа.
1. О том, что факты обращения казахских женщин к русским властям и вмешательства последних в казахское судопроизводство были далеко не единичны, свидетельствует следуюцее замечание Маковецкого П.Е.: "В заключении здесь следует упомянуть о том, что со времени подчинения киргизов (казахов - А.Б.) русским властям, их взгляды на семейные, а в особенности брачные отношения, не могут вылиться в жизни в полном и чистом виде, благодаря тому, что весьма часто женщины, преследуемые мужьями или родственниками за нарушение семейных и брачных отношений обращаются за содействием к русским властям". К этому выводу П.Е.Маковецкий приходит в результате изучения материалов по казахскому обычному праву, собранных в 1982-85 гг. Цит.по книге: Материалы по Казахскому обычному праву; А., 1948, с.286-287.
2. Смирнова Н.С. Фольклор XIX - начала XX в. - В кн.: История казахской литературы. Т.I,фольклор. А.,1968, с.79;
Особенно интенсивно в этот период изменяется и развивается лиро-эпос, традиционные темы которого оказываются центральными и злободневными. Но эти темы, темы семьи и брака, любви героев и героинь, их судеб, не могли уже разрабатываться в чисто традиционном плане, как это было исстари. Шел активный, творческий поиск новых форл для выражения новых отношений и идей, новых взглядов, стремлений и идеалов. Это выразилось, прежде всего, в создании новых версий известных ранее лиро-эпических произведений*. Но наиболее плодотворным путем по реализации всего нового, прогрессивного, что происходило в общественной жизни и зароадалось в общественном сознании, было создание новых лиро-эпических произведений как на традиционные, так и на новые, более современные, созвучные этой эпохе сюжеты, причем, и это самое главное, такие сюжеты разрабатываются в несколько ином, отходящем от лиро-эпических канонов, плане. Другими словами, творческие искания акынов и сказителей привели к созданию нового для казахского фольклора жанра -жанра романического дастана.
Исследования в области дастана показывают, что ". романические дастаны представляют большой историко-теоретический интерес, так как являют пример одного из многообразных художественных путей перехода от чисто фольклорных форм к смежным фольклорно-литературным. В известной степени этот жанр предр восхищает форму романа" . Эта мысль, высказанная относительно
1. Напр.: Козы Корпеш-Баян Слу. Версия сказителя Жанака в записи М.О.Ауэзова (1936 г.)
2, Мирбадалева А.С. Общие черты и специфика туркменских и узбекских романических дастанов.- В кн.: Типология народного эпоса. М.,1975,с.127. Не случайно, что восточные романические дастаны рассматриваются Е.М.Мелетинским в числе средневековых романов. См. :Мелетинскии Е.М. Средневековый роман. М. ,1983. узбекского и туркменского дастанов, в определенной степени подтверждается произведениями казахского романического дас-тана. Правда, казахский романический дастан не является непосредственным предшественником письменной литературы, тем более романа, но своим обращением к внутреннему миру человека, изображением его в разных психологических ситуациях, он заложил основы психологизма, столь характерного для письменной литературы. Одно то, что романический дастан больше внимания уделял душевным состояниям человека, его характеру и поведению и выделял человека как индивидума от общего, говорит о том, что этот жанр несколько отошел от чисто фольклорного отношения к человеку (где человек рассматривался как член рода, общины) и приблизился к письменной литературе.
Таким образом, дастан как жанр, являющийся исторически продуктом развития городской феодальной культуры, возникает в Казахстане как раз в XIX веке, когда степь по своецу общественному развитию уподобилась средневековым государствам Запада и Востока, правда с отклонениями, поскольку не было сильной централизованной государственности и многоочаговой городской культуры. Но художественное развитие степного общества уже приобретало черты культуры средневекового феодализма, которая характеризовалась на Западе развитием рыцарского романа, а на Востоке - дастана.*
Жанр дастана был вызван к жизни самой реальной действительностью казахского общества XIX века. Но наряду с причинами внутреннего порвдка существенную роль сыграли традиции классического восточного дастана, который возник, как известно, в Персии еще в средневековье. Затем он пересекает пограничные,
I. О стадиальной типологии этих жанров см.: Мелетинский Е.М. Средневековый роман. М.,1983. этнические, языковые, временные барьеры, утверждаясь в фольклоре и литературе почти всех народов Переднего Востока, Средней Азии, Кавказа, в некоторых литературах Индии, то есть в регионах, традиционно связанных с персидской, а позже с арабо-мусульманской культурой.
Территория же, населяемая издревле казахами, не имеет никаких точек соприкосновения с аравийским полуостровом, с иранским нагорьем, Индией, но давно уже символом щедрости и гостеприимства в казахской степи стало имя легендарного Хатыма из арабского племени Тай, превратившегося в популярного героя казахских сказок и дас танов, прославляющих великодушие и щедрость, символом мужества и доблести имя Густама - сына Заля, а образы верных влюбленных обязательно сравниваются с образами Лейлы и Меджнуна и других влюбленных пар, известных поэзии и фольклору всего Востока. Это так сказать то, что лежит на поверхности, внешнее и формальное, хотя, несомненно то, что от момента простого узнавания до момента закрепления таких образов, сравнений, символов в художественном сознании народа и использовании их в устно-поэтическом творчестве, должно пройти немало времени.
На самом же деле, так называемое "влияние Востока" - явление гораздо более сложное и глубокое, представляющее собой целую систему образов, сюжетов, тем и мотивов, разбросанных, как жемчуг в казахской поэзии.
Как любой факт прошлого, явление "восточного влияния" требует своего объяснения, и какими бы они ни были, необходимо, прежде всего, иметь в виду то обстоятельство, что казахское общество в силу своего географического положения и особенностей исторического развития, будучи генетически и исторически связанным со многими народами Средней Азии, создав глубоко самобытную культуру, в то же время никогда не отчуждало себя от того, что мы сейчас именуем "восточным", черпало из этой сокровищницы, интерпретируя по-своему заимствованное.
В настоящее время, в свете работ советских и зарубежных исследователей самых различных специальностей, совершенно отчетливо выявилось значение арабо-мусульманской синкретической культуры, достигшей в УП-ХП вв. наивысшего расцвета и приобретшей мировое значение. Относительно влияния ее на культуру народов Европы Чалоян В,К. отмечает, что "Культура Востока оказывала свое воздействие на культуру западных стран различными путями. Арабы общались с народами Запада и на военно-политической и на торгово-экономической, и на культурно-идеологической почве"*.
А что касается казахской культуры, то, в особенности, процесс исламизации степного общества означал более или менее постоянное знакомство с мусульманской культурой, а если учесть то обстоятельство, что арабо-мусульманская культура вобрала в себя все лучшее и передовое, что было создано народами, вошедшими в географические рамки арабского халифата, станет ясным, что диапазон познаваемого был весьма широк.
Поэтому становится вполне очевидным, что наряду с религиозными представлениями, с мусульманским законодательством, в степь проникают элементы фольклора, литературы и культуры народов Ирана, Индии, Аравийского полуострова. Например, индийская "Панчатантра" известна большинству народов, в том числе и казахам, только в арабском переводе Ибн Аль-Мукаффы, библей
I.' Чалоян В.К. Восток-Запад. Преемственность в философии античного и средневекового общества. М., 1979, с.151. екая легенда о прекрасном Иосифе через посредство корана и классических поэм на фарси стала достоянием фольклора и литературы многих народов, а история бессмертной любви Лейлы и Меджнуна, известных только арабским кочевникам-бедуинам центральной и северной Аравии""", благодаря творению Низами Гяндже-ви приобрела для народов Востока такое же значение и популярность, как "Ромео и Джульетта" Шекспира на Западе.
И совершенно особое место в смысле неисчерпаемого источника мотивов, сюжетов, образов и тем занимала Персия, питавшая фольклор и литературу многих народов своим богатейшим наследием; Шишмарев В,4Ф., например, пишет: "Персия явилась в свое р время литературной школой Грузии." , а исследователь грузинской дастанной литературы А.А.Гвахария, отмечая ". определенное значение греческой, сирийской, арабской, персидско-таджикской литератур в развитии грузинской светской литературы" указывает, что в богатейшей дастанной литературе Грузии наряду с переводами, переложениями, перепевами, вольными обработками и т.п., ".существуют и оригинальные, в которых использованы отдельные сюжетные мотивы и художественные приемы, присущие лучшим образцам персидско-таджикской литературы"^.
Романический эпос узбекского народа, так называемые "народные романы" теснейшим образом связаны, как указывают В.М.
1. Крачковский И.Ю. Ранняя история повести о Меджнуне и-Лейле в арабской литературе. Избранные сочинения. М.-Л.,1956, т.2, с.588-632.
2. Шишмарев В.Ф. Шота Руставели (несколько параллелей и аналогий). Избранные статьи. - В кн.: История итальянской литературы и итальянского языка. Л.,1972, с.338.
3. Гвахария А.А.Грузинские версии персидских народных да-станов.В кн. Теоретические проблемы восточных литератур, М., I960, с.30.
4. Там же, с.30.
Жирмунский и Х.Т.Зарифов, - с "народными книгами", являющимися ".в большинстве случаев. переводом или переработкой персидских народных книг, которые, как и западно-европейские народные романы этого типа, в конечном счете восходят к традициям героического и романического эпоса средневековья, "Шах-Намэ" Фирдоуси, поэмам Низами и к творчеству их многочисленных подражателей и продолжателей"*.
Не были свободны от персидского влияния казахский фолыс-" лор и дореволюционная литература; это влияние, принимая самые различные формы, наиболее полнокровно выразилось, как уже говорилось, в становлении нового жанра - жанра дастана, который явился наиболее подходящей в то время формой душ выражения новых явлений, новых отношений, идеалов и устремлений, возникших в казахском обществе в XIX веке.
Но при этом, учитывая необходимость изучения художественных явлений с учетом исторических взаимосвязей, мы исходим из общепризнанного принципа исторического единства человечества и взаимного влияния культур, основой которого является положение о глубокой самобытности и оригинальности каждой культуры, предполагающего, что самобытность ".проявляется не в мнимом отсутствии в ней чужеземных влияний, а в ее способности погр лощать и по-своему перерабатывать эти явления" .
Следует подчеркнуть особо, что романический дастан у ка-\ захов, как показало изучение его, не был копией, слепком восточного, а получил специфически национальную интерпретацию, выразившуюся в расширении и обогащении идейно-тематического
1. Жирмсгнский В.М., Зарифов Х.Т. Узбекский народный героический эпос. М., 1947, с.133.
2. Артановский С.Н. Историческое единство человечества и взаимное влияние культур. М.,1967, с.252. содержания, традиционно вкладываемого в понятие этого жанра, эволюции сущности романического героя, наконец, в отражении, в целом, новых социальных явлений и условий, в которых он был вызван к жизни.
Нелишним будет добавить и то, что органическое внедрение дастанов романического содержания в состав песенного эпоса и письменной литературы казахов было, в основе своей, подготовлено гораздо раньше и явилось закономерным результатом древних кулыурных связей степного общества и предшествовавшего литературного развития, которое проходило ". в тесном общении с культурой и литературой соседних народов, презде всего, народов Средней Азии"*.
Казахский дастан неоднороден по своему жанровому и сюжетному составу. В жанровом отношении в казахском народном дастане можно было бы выделить такие группы, как героические, религиозные, бытовые, которые отличаются не только по содержанию, но и по системе художественно-выразительных средств, образов и композиции. Среди них по количеству, идейно-тематическому своеобразию и ценности особое место занимает романический дастан. В составе романического дастана казахов отчетливо представлены две разновидности: I) казахские версии известных на Востоке дастанов и произведений классиков восточной литературы; 2) собственно казахские дастаны.
В казахской фольклористике употребление термина "дастан" в применении к казахским версиям восточных дастанов естественно и закономерно, так как подкреплено традицией. Что касается собственно казахских дастанов, то ученые именуютих по-разному.
I. Суюншалиев X. Становление и развитие казахской литературы. Автореф.докт.дисс. А.,1969, с.27.
М.О.Ауэзов называет их лирико-бытовыми поэмами*, И.Т.Дюсенбаев одни и те же произведения именует различно: поэма, дас-р тан, жыр . Подобное же смешение терминов наблвдается в других
•э работах . Хотя эти исследователи и называют эти произведения по-разноцу, важно то, что они выделяют их.
Поэтому, принимая во внимание то, что поэмами именуются произведения письменной литературы, а жыр - вообще название эпоса, для обозначения этих произведений с учетом их специфических особенностей и признаков, для выделения их в общем составе романического эпоса, жанровую разновидность которых они составляют, наиболее целесообразным представляется термин "дастан".
Что касается определяемого этого термина, то казахские народные дастаны можно было бы назвать социально-бытовыми, но в них ведущей темой является чистая любовь молодых людей друг к другу. Для этого жанра характерно также, в целом, социальне ное содержание, классовое миропонимание, что позволяет назвать их чисто любовно-бытовыми. Естественно, что все эти признаки находятся в тесной связи, в переплетении со многими традиционными для казахского фольклора мотивами, сюжетами и темами. А для раскрытия главной темы - темы любви, разрабатываемой в целом в лиро-эпическом плане, привлекается поэтика как фольклора, так и устно-индивидуального творчества.
Все это свидетельствует о том, что перед нами не чистый жанр с четкими границами, поэтому, а также учитывая широкий охват явлений действительности и человеческих взаимоотношений,
1. Ауэзов М.О. Мысли разных лет. А.,1961, с.114.
2. Дюсенбаев И.Т. К^зак^ын, лиро-эпосы. А. ,1973, с.6,10,13.
Степень разработанности проблемы. Из казахских ученых на тему о национальных версиях восточных дастанов писали попутно или специально многие известные ученые-литературоведы: С.Сейфуллин, М.О.Ауэзов, С.Муканов, А.Маргулан, Б.Кенжебаев,
К.Жумалиев, Е.Исмашюв, М.Габдуллин, Н.С.Смирнова, З.Ахметов, а
И.Дюсенбаев, А.Конратбаев, Б.Шалбаев, Х.Суюншалиев, М.Божеев, р
Р.Бердыбаев, Ш.Сатпаева и другие .
1. Этот термин по отношению к дастанам любовного содержания является в настоящее время общепринятым и применяется почти всеми, кто пишет о подобных произведениях, напр:Жирмунский В.М., Зарифов Х.Т. Узбекский народный героический эпос. М., 1947; Кидайш-Покровская Н.В. О дастане "З^устамхан",- В кн.Рус-тамхан. М.,1972; Дехтярь А.А. Проблемы поэтики дастанов урду. М. ,1979;Сарымсаков Б. Хал к; достонлари таснифи ва оралвщ шакллар масаласи.-Узбек тили ва адабиети.№3,1981,Ташкент и т.п. Надо отметить вместе с тем, что Бертельс Е.Э. в свое время называл подобные дастаны рыцарскими.-См.Персидская "лубочная" литература.-В кн.:С.Ф.0льденбургу.Л.,1934;ему следует Борцевский Ю.Е. Предисловие. (Персидская народная литература).-В кн.: Плутовка из Багдада.М. ,1963; Ахметова Ф.В. именует их лирическими: Дас-танар.-В кн.:Татар фольклоры жанрлары. Казань, 1978.
Впервые же произведения на восточные сюжеты из общего состава лиро-эпоса были выделены В.В.Радловым, который опубликовал несколько образцов романического эпоса казахов*. Причем, он разделил эти тексты по группам: песни о героях древности и песни книжные. В первую группу, наряду с произведениями героического эпоса, он отнес романический эпос "Козы Корпеш-Баян Слу". А во второй группе он выделил так называемые "большие киссы", имея в виду казахские версии восточных романических дастанов - "Бозжигит", "Хемра", "Сейфулмалик".
Уже в этом делении В.В.Радлова намечено различение традиционного лиро-эпоса и восточных романических дастанов, хотя такие названия и не употреблены. Не имея перед собой фольклористические цели, В.В.Радлов сумел все же верно уловить особенности обеих жанровых разновидностей романического эпоса казахов.' Подмечено также своеобразие их бытования. Если произведения традиционного эпоса бытовали в устной фор/ie и исполнялись по памяти, то романические дастаны, названные В.В.Рад-ловым "книжные песни", распространены были преимущественно в книжной или рукописной форме, и они большей частью читались.
При делении произведений казахского эпоса на песни о героях древности и песни книжные В.В.Радлов, повидимому, имел в виду также различия их по генезису. Первые у него считались как бы исконно казахскими, а вторые - произведениями книжного
1961; Конратбаев А. К;азакт1Щ "Крзы Керпеш" жыры туралы. А., 1959; Шалабаев Б. Эдеби мура жэне зерттеу. А. ,1961; Суюншали-ев X. Становление и развитие казахской литературы. Автореф. докт.дисс. А. ,1969; Бердыбаев Р. КазаЕ$ эпосы. А. ,1982; Сатпа-ева Ш. Казахская литература и Восток. А. ,1982.
I. Радаов В.В. Образцы народной литературы тюркских племен, живущих в Южной Сибири и Дзюнгарской степи. Часть Ш. СПб, 1870. происховдения, заимствованными из ближне-восточного мусульманского мира, о чем более категорично он говорил относительно клерикальных дастанов, проповедовавших идеи ислама.
Как и другие произведения казахского фольклора дастаны стали изучаться только после Октября. М.О.Ауэзов уделял большое внимание "восточному влиянию" на казахскую литературу. В своей известной книге "Мысли разных лет" он не раз обращался к этой теме. Мухтар Ауэзов первым среди казахских литературоведов выделил не только романический эпос казахов, но также "перепевы ряда событий "Шах-наме", "Юсуф-Злихи", "Шахмаран", огромного количества лирико-бытовых поэм как "Лейли-Меджнун", "Сейфулмалик", "Бозжигит", "Зияща", "Шакир-Шакрат", "Мунлык-Зарлык", множество арабо-иранских сказочных тем, разработанных в виде остросюжетных поэм или народных романов, исторических хроник, жизнеописаний, притч, преданий"^*.
Как видим, М.О.Ауэзов точно указал на наличие в составе казахского романического эпоса целого ряда произведений на восточные сюжеты. При этом он различал их и в жанровом отношении, называя по-разному: "остросюжетные поэмы", "притчи", "легенды", "религиозно-героическое сказание". А произведения восточного романического эпоса им названы "лирико-бытовыми поэмами".
Следовательно, мы можем смело сказать, что внутреннее деление романического эпоса соответственно на казахский лиро-эпос и восточный романический дастан впервые было предложено М,0,Ауэзовым, хотя он и не называл их точно такими терминами.
Романическому дастану уделял в свое время внимание также С.Муканов. В его, посмертно изданной в 1974 году, книге "Народ
I. Ауэзов М. ?3. Мысли разных лет. А. ,1961, с.216. ное наследие"* наряду с традиционным эпосом рассматриваются также и киссы (цыссалар), к которым он относит заимствованные казахами восточные эпические произведения. При этом С.Му-канов подразделяет эти киссы на две группы: а) гражданские, в которых воспевается тема любви и б) героические, повествующие о подвигах мусульманских богатырей и деятелей, воюющих с целью насаждения ислама в завоеванных ими странах. Выделенные С.Мукановым "киссы" - это казахские версии восточных дастанов. Причем, идейно-тематическое деление заимствованных кис-са, называемых нами дастанами, вполне обоснованно. В силу сложившейся у казахов традиции переложения старинных фольклорных сюжетов в дастаны, в XIX веке начали появляться не только сказочно-фантастические и любовно-романические дастаны, но и эпические произведения на религиозные темы. Все это хорошо показано в названной работе С.Муканова.
Б.Кенжебаев, хотя и не занимался специально дастанами, при характеристике произведений, вошедших в кшпу "Кисас-ал-Анбия" Рабгузи (Х1У в.), определяет их как художественные повествования, дастаны и романы. В том числе и дастан "Жусуп-Злиха" им назван романом2.
О восточных дастанах, называвшихся до революции "кисса-хикая", специально говорил Б.Шалабаев в своем выступлении на научно-теоретической конференции, посвященной основным проблемам казахской литературы, состоявшейся в Алма-Ате 15-19 з июня 1959 года . Это выступление было интересно тем, что ав
1. Муканов С.Хальл; мурасы. А., 1974, с. 132-139, 139-144.
2. Кенжебаев Б. Ц^зак, эдебиет1 тарихынын, мэселер1. А.,
3. См.: Эдеби мура жэне зерттеу. Литературное наследие и его изучение. А.,1961, с.240-244. тор обратил внимание научной общественности на необходимость публикации и изучения лучших произведений, издававшихся до революции под названием "кисса". Говоря о необходимости сравнительного исследования разноязычных (разнонациональных) версий известных нескольким народам произведений, Б.Шалабаев верно указал на наличие у казахов народных дастанов. Характеризуя "кисса-хикая", он сгруппировал их на "любовно-бытовые", "приключенческие", "сказочно-легедцарные" и "религиозные". Б.Шалабаев специально выделил в самостоятельную группу произведения "Тахир-Зухра", "Бозжигит", "Лейла-Меджнун", "Жусуп-Здиха", "Ор-ка-Кузше", называя их "гашыктыкгсаят жырлары" (любовно-бытовые эпосы). Иначе говоря, здесь мы имеем дело с восточным романическим дастаном. Правда, сюда ошибочно отнесен авторский дас-тан Ш.Жангирова "Орка-Кулше" ?
Дастан специально рассматривается в "Истории казахской литературы", написанной на казахском и русском языках. В том числе среди других работ о казахских романических дастанах значительный интерес представляет глава "Связь казахской литературы с восточной", написанная З.Ахметовым и М.Божеевым для I книги 2 тома "Истории"^*. В ней впервые были специально рассмотрены наиболее широко распространенные образцы восточных даста-нов, часть которых, как полагают автора, представляют вольный перевод или переложение одноименных, всемирно известных произведений Фирдоуси, Низами, Физули, Навои, а часть - оригинальные творения казахских поэтов-книжников на манер восточных дастанов.
З.Ахметов и М.Божеев дали характеристику творчества поэтов-книжников Акылбека бин Сабала, %"супбека Шейхулисламова, Шади
I. Божеев М. Ахметов 3. эдебиет1н1ц шыгыс эдебиет1мен байланысы. - В кн.: Каза^ эдебиет1н1ц тарихы. Т.2, кн.1# А.,1961, с.534-556.
Жангирова, которые создавали произведения как на заимствованные из Востока, так и на местные сказочно-легендарные сюжеты.
Авторы провели также тематическую классификацию восточных произведений, распространенных среди казахского народа в прошлом и разделили их на три группы. В первую группу они включили произведения типа "Сал-Сал", "Заркум", "Сеитбаттал", в которых проповедуются идеи ислама, воспеваются мусульманские деятели и широко представлены элементы мусульманской мифологии. Ко второй группе авторы отнесли дастаны сказочно-легендарного и любовного характера, народные романы и поэмы, а также перепевы классических восточных поэм. Это - "Шахмаран", "Сейфул-малик", "Бозжигит", "Абулхарис", "Шакир-Шакрат", восточные сказки "Тысяча и одна ночь", "Тоты-намэ", казахские версии поэм "Шах-намэ", "Лейли-Меджнун", "Тахир-Зухра", "Фархад-Ширин", "Искандер", принадлежащие перу Фирдоуси, Низами, Физули, Навои, Скща же включен исследователями и дастан "Юсуф и Зулейха". В третью группу выделены произведения, созданные поэтами на восточные сюжеты, но воспринимаемые народом как собственно казахские. В них органически вплетены многие элементы поэтической структуры казахской литературы. Таковы, по мнению авторов, "Мунлык-Зарлык", "Шакир-Шакрат".
Наряду о этой классификацией, исследователи подробно охарактеризовали идейно-тематическое содержание самых популярных в народе произведений на восточные сюжеты, указали на источники некоторых из них, показали их роль в истории казахской литературы.
В первом томе первой книги "Истории казахской литературы" в главах "Ранее неиследованные эпосы"* и "Лиро
I. Гумарова М. Бурын зерттелмеген жырлар. - В кн.: 1^азак эдебиет1н1н, тарихы. T.I, кн.1, А.,I960, с.429-500. эпос"* излагается краткое содержание дастанов "Кисса о Бухар-бае батыре",. "Малик-батыр", "Кубыгул-батыр", "Мунлык-Зарлык", "Кисса-и Сейфулмалик", "Тахир-Зухра", "Юсуф и Зулейха", даются некоторые библиографические сведения о них.
В первом томе "Истории казахской литературы", написанной на русском языке автор отмечает: "Казахский дастан - родной брат узбекского дастана. Многие из них - народные переработки произведений классической литературы Средней Азии. Но у них (у казахов - А.Б.) преобладают романтические и героико-ро-мантические дастаны" .
В последнее десятилетие, т.е. в 70-80-ые годы интерес к связям казахской литературы с Востоком, особенно к так называемым восточным сюжетам, заметно вырос. Появились монографические работы М.Божеева, И.Дюсенбаева, Р.Бердыбаева, Ш.Сатпаевой. о
Среди них особо следует отметить исследование М.Божеева , в котором рассмотрены две жанровые разновидности казахского романического эпоса - традиционный лиро-эпос и восточный романический дастан, - хотя автор не расклассифицировал их так и не употребил эти термины для определения различий между двумя указанными им группами. Он различает их, в основном, по идейно-тематическому содержанию, называя одну группу "поэмами, пришедшими из восточной литературы", а другую группу - "поэмами, созданными на народной основе". Автор далее отмечает, что почти все акыны испытали на себе влияние дастанов, которые еще не стали объектом исследования. Автор подвергает анализу, в основ
1. Дюсенбаев И.Т. Лиро-эпос. - В кн.: ^азац эдебиет1н1ц тарихы. T.I, кн.1, А.,1960, с.501-511.
2. Смирнова Н.С. Фольклор XIX - начала XX в.- В кн.: История казахской литературы. T.I, фольклор, А.,1968, с.100.
3. Божеев М. Абайдыц авдцы^ айналасы. А. ,1971, с.3-20. ном, дастаны великого Абая и его сыновей, созданные на сюжеты из жизни восточных народов: "Медгат-Касым", "Дагестан", "Ес-кендир", "Азим", "Масгут". Относительно дастанов, подвергшихся редакции "поэтов-книжников", М.Божеев совершенно справедливо отмечает, что многочисленные дастаны не являются переводом в привычном понимании этого термина, а являются результатом бытования традиции назира, в соответствии с которой поэт-книжник создавал свое произведение на известный сюжет и распространял его в народе. С другой стороны, поэты-книжники зачастую собирали и редактировали распространенные в народе дастаны и от своего имени издавали их.
Исследователь казахского лиро-эпоса Дюсенбаев И.Т. в своей книге "Казахский лиро-эпос"* выделяет подобные дастаны в специальную группу "Истории и дастаны, пришедшие с Востока". Автор пишет, что неисследованность дастанов на восточные сюжеты является следствием, имевшего когда-то место, искусственного отмежевания, отчуждения от всего, что именовалось "восточным". Анализируя некоторые дастаны, исследователь отмечает остросю-жетность и композиционную стройность их, психологическую обрисовку героев, роль монологов в создании образов.
Вопросы казахско-восточных фольклорных и литературных связей вообще и дастаны, в частности, неоднократно были предметом
2 Я внимания Р.Бердыбаева . В своей работе "Казак эпосы" он подобно другим авторам, подчеркивает, что дастаны на восточные сюжеты являются неотъемлемой частью казахского романического эпоса. Отмечает, что эти произведения указывают на давние связи
1. Дюсенбаев И.Т. Кдзактын, лиро-эпосы. А;,1973, с.21-39.
3. Бердыбаев Р. К^за^ эпосы. А.,1982, с.130-138. казахской литературы с восточной, отмечает такие особенности этих произведений, как остросюжетность и занимательность, использование в некоторых дастанах таких поэтических форм, как например, газели, являющейся атрибутом классической восточной литературы, В работе передается также содержание некоторых дастанов,
Ш.Сатпаева в своей книге "Казахская литература и Восток"* уделяет дастанам специальное внимание. Автор отмечает, что в фольклоре и литературе казахского народа значительное место занимает дастан, интерес к которому возрос в последнее время, В книге дается анализ многих романических дастанов, приводятся библиографические данные, передается содержание их, а также сюжетно-структурный анализ исследуемых произведений, выявляется связь казахских версий с источниками, исследуются вопросы взаимосвязей казахской литературы с восточной.
В отдельных статьях разных авторов также эти дастаны выделяются в специальную группу и подчеркивается необходимость их изучения2.
Что касается собственно казахских романических дастанов, то им впервые уделили внимание М.О.Ауэзов, Х.Джумалиев, Е.Исq маилов, М.Габдуллин , которые связывали их появление взаимо
I. Сатпаева Ш. Казахская литература и Восток. А. ,1982, с.51-102.
2; Субханбердина У. Шырыс сюжеттер. Известия АН КазССР. Серия общ. А., 1972, № 6, с.30-38;Кумисбаев 0. Отголосок легенды о Бахраме (Гуре) в казахской литературе. Известия АН КазССР. Серия фил. А.,1976, № I, с.47-53.
3. Ауэзов М. Мысли разных лет. А.,1961;Джумалиев X. 1^азак эпосы мен эдебиет тарихыныц мэселелер1.А. ,1958;Исмаилов Е.Ащн-дар.А.,1956; Габдуллин М. Цазац хал1$тыц ауыз эдебиет1. А., 1974. действием фольклора и письменной литературы. Более конкретно этими д ас танами занимались А.Конратбаев и И.Дюсенбаев.
А.Конратбаев в своей монографии "О казахском эпосе "Козы Корпеш"* наряду с исследованием лиро-эпоса "Козы Корпеш-Баян Слу" затрагивает также вопросы сюжетного сходства таких дастанов как "Макпал-кыз", "Кул мен кыз", "Есим-Злиха" с вышеназванным эпосов. При этом автор не касается вопросов их жанровой природы.
И.Дюсенбаев в уже упоминавшейся книге "Казахский лирор эпос , выделяя собственно казахские романические дастаны в качестве одной из разновидностей романического эпоса, указывает, что дастанов этих, несмотря на отсутствие публикаций, очень много, а известны они в устном бытовании и в многочисленных записях, хранящихся в рукописных фондах ЦКБ АН КазССР^и ШШ АН КазССР^. Автор также отмечает индивидуальное происхождение некоторых дастанов, имея в виду перепевы известными акынами популярных в народе сюжетов, а также влияние на них традиций устно-индивидуального творчества. с
Р.Бердыбаев в книге "Казахский эпос" также уделяет собственно казахским романическим дастанам специальное внимание. Он подчеркивает, что эти произведения порой рассматриваются
1. Конратбаев А. Казактыц. "Дозы Керпеш" жыры туралы. А., 1959, с.116-128.
2. Дюсенбаев И. Даза^тыц, лиро-эпосы. А. ,1973, с. 10-21.
3. ЦНБ АН КазССР - центральная научная библиотека Академии наук Казахской ССР. Рукописный фонд - РФ.
4. ИЛИ АН КазССР - Институт литературы и искусства имени М.О.Ауэзова Академии наук Казахской ССР.
5. Бердыбаев Р. 1^аза^ эпосы. А.,1982, с.156-184. как оригинальные творения выдающихся акынов и сказителей. Тем не менее автор совершенно справедливо считает, что эти произведения являются достоянием фольклора и основные причины этого он усматривает в следующем: предполагаемые сказители не являются представителями профессиональной литературы, они создают свои творения устно, и произведения эти, несмотря на некоторое особенности свои, неотделимы от других фольклорных произведений. Исследователь передает также содержание многих дастанов, всего свыше 20, подвергает их идейно-тематическому анализу.
Как видим, в работах, авторы которых в той или иной степени затрагивают дастаны, основное внимание концентрируется на самых общих вопросах происхождения дастанов, на постановке проблемы "дастана" в казахском литературоведении, имеются ценные наблюдения, высказывания и суждения. Однако специального исследования, посвященного романическим дастанам нет.
Выбор темы диссертации обусловлен уже отмеченным пробелом в казахской фольклористике, определяющем необходимость специального исследования этой проблемы.
Дель исследования диктовалась, во-первых, отсутствием монографических исследований по проблемам дастана в целом, во-вторых, практической необходимостью не только жанровой классификации,- но и изучения судеб эпоса в XIX веке. Поэтому в диссертации преследовалось несколько целей: классифицировать казахские народные романические дастаны, установить их отличие от традиционного романического эпоса, определить типы главных героев, показать состояние эпической традиции казахов во второй половине XIX века и доказать закономерность смены лиро-эпоса романическим дастаном.
Научная новизна. Диссертация является первой гданографической работой, посвященной комплексному историко-сравнительному и типологическому изучению романического дастана, выявляются национальное своеобразие и типологические черты его, особенности интерпретации дастанного жанра на казахской почве. Также предпринята попытка раскрытия и осмысления сущности разработки любовной темы в стадиально разных произведениях романического эпоса казахов.
Практическое и теоретическое значение диссертационной работы заключается в том, что она создает определенные предпосылки для изучения в дальнейшем вопросов генезиса и поэтики всего дастанного жанра в казахском фольклоре, а также может оказать определенную помощь в разработке общих теоретических вопросов казахской фольклористики в целом. Выводы диссертации сыграют определенную роль также при типологическом изучении дастанов других народов. Основные положения и материалы диссертации могут быть использованы в качестве спецкурса и семинара по фольклору в высших учебных заведениях.
Методологической основой диссертационного исследования 'явились труды классиков марксизма-ленинизма о развитии классового общества и происхождении искусства, их высказывания о месте и роли мифологии и фольклора в жизни народа. Неоценимую помощь в разработке избранной темы оказали достижения советской фольклористики, труды и теоретические обобщения таких известных ученых, как А.Н.Веселовский, В.М.Жирмунский, Е.Э,Бертельс, В.Я. Пропп, Б.Н.Путилов, М.О.Ауэзов, Е.М.Мелетинский, Х.Короглы, Х.Т.Зарифов, В.П.Аникин, В.М.Гацак, М.Тахмасиб, Н.В.Кидайш-По-кровская и др.
Диссертация написана по методике историко-типологического анализа произведений с учетом стадиальности возникновения и эволюции тех или иных форм искусства, в том числе словесного.
Апробация диссертации. Диссертационная работа обсуздена и одобрена на совместном заседании отделов фольклора, рукописи и фонозаписи Института литературы и искусства им.М.О.Ауэзова АН КазССР, обсувдена и рекомендована к защите на заседании отдела фольклора Института языка и литературы им.А.С.Пушкина АН УзССР. По теме диссертации опубликованы четыре статьи в академических изданиях: "Известия АН КазССР (серия филол.)", в кн.: Текстологическое изучение произведений фольклора и литературы. Основные положения диссертации были изложены в докладах на конференциях молодых ученых Института литературы и искусства им. М.О.Ауэзова АН КазССР.
Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Скачивание файла!Для скачивания файла вам нужно ввести
E-Mail: 1662
Пароль: 1662
Скачать файл.
Просмотров: 161 | Добавил: Диана33 | Рейтинг: 0.0/0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2020 Создать бесплатный сайт с uCoz