Воскресенье, 2020-10-25, 3:07 AM
Коллекция материаловГлавная

Регистрация

Вход
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Главная » 2014 » Август » 27 » Скачать Эволюция местоимений в диалектах мокшанского языка. Лёвина, Мария Захаровна бесплатно
4:48 AM
Скачать Эволюция местоимений в диалектах мокшанского языка. Лёвина, Мария Захаровна бесплатно
Эволюция местоимений в диалектах мокшанского языка

Диссертация

Автор: Лёвина, Мария Захаровна

Название: Эволюция местоимений в диалектах мокшанского языка

Справка: Лёвина, Мария Захаровна. Эволюция местоимений в диалектах мокшанского языка : диссертация кандидата филологических наук : 10.02.02 - Саранск, 2003 - Количество страниц: 212 с. Саранск, 2003 212 c. :

Объем: 212 стр.

Информация: Саранск, 2003


Содержание:

ВВЕДЕНИЕ9
ГЛАВА 1 История изучения местоимений в финно-угорском языкознании
11 Происхождение местоименных слов
111 Исконно-местоименные основы17
112 Заимствование местоимений в финно-угорской системе языков 24
12 Местоимение и проблема её выделения как части речи28
13 Семантические разряды местоимений34—
14 Выводы38
ГЛАВА 2 Первичные местоимения
21 Личные местоимения40
22 Указательные местоимения60
23 Вопросительные местоимения73
24 Выводы 91
ГЛАВА 3 Вторичные местоимения
31 Усилительно-личные местоимения 94
32 Притяжательные местоимения100
33 Возвратно-притяжательные местоимения115—
34 Счётно-личные местоимения123
35 Взаимно-личные местоимения125
36 Определительные местоимения127
37 Неопределённые местоимения139
38 Отрицательные местоимения
39 Относительные местоимения152
310 Выводы 153
ПРЕДИСЛОВИЕ

Введение:

Местоимениям в общефинно-угорском аспекте посвящены труды ряда ученых, в частности X. Оянсуу (Ojansuu 1923), описавшего их особенности в прибалтийско-финских языках; Э. Вертеша(Уёг1е8 1943, 1967), проанализировавшей эту часть речи в восточно-хантыйских диалектах; Я. Балажа (Balazs 1973), рассматривавшего функции местоименных слов. Местоимения в мордовских (мокшанском и эрзянском) языках и в их диалектах рассматривались в грамматиках А. Алквиста (Ahlgvist 1961), Ф. Видемана (Wiedemann 1865), П.П. Орнатова (1838).
Родоначальником научного изучения мокша- и эрзя-мордовских местоимений был П.Г. Балакин (Балакин 1948). Положения его работы нашли отражение в «Грамматике мордовских языков» (1962, 1980), в работах К.Е. Майтинской (Майтинская 1964), К.И. Ананьиной (Ананьина 1977), С.И. Липатова (Липатов 1977), Н.А. Агафоновой (Агафонова 1983) и др.
По своему происхождению местоимения являются древнейшими словами с обобщенным формальным значением, т.е. первыми словами-формами. Эта весьма своеобразная лексико-грамматическая категория слов. От них, как от слов древнейшего слоя лексики, зависит происхождение других частей речи: наречий, частиц, союзов, послелогов. Me5 стоименные слова (местоимения и их производные) служат «музеем языка» (Майтинская 1964: 3): они почти не заимствуются и сохраняют следы древних звуковых изменений, исчезнувших падежных и словообразующих формантов.
Актуальность обращения к данной теме продиктована тем, что до сих пор не завершено описание и нет фундаментальной работы по местоимениям в диалектах мокшанского языка. Изучение сложной морфологической структуры этой оригинальной части речи в диалектах мокшанского языка, выявление и обобщение архаичных элементов и новообразований имеет важное значение для развития морфологической науки и заслуживает более пристального внимания и самого глубокого рассмотрения. Поэтому данное диссертационное исследование имеет несомненную актуальность, как для мордовского, так и финно-угорского языкознания в целом.
Цель и задачи исследования. Основной целью работы является рассмотрение эволюционных процессов в системе парадигм местоимений, анализ новообразований в диалектах мокшанского языка.
Для достижения поставленной цели решаются следующие основные задачи: 1) комплексное изучение и сравнительное описание парадигм склонения местоимений в говорах и диалектах мокшанского языка; 2) выявление и раскрытие образования диалектных форм местоимений, не имеющих параллелей в мордовских литературных языках; 3) восстановление суффиксов местоименного происхождения в других частях речи; 4) проведение изоглосс в области местоимения, способствующего уточнению динамики развития той или иной местоименной особенности, мест ее концентрации и затухания.
Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые в полном объеме собраны и подвергнуты всестороннему анализу формы местоименных слов в диалектной системе мокшанского языка. 6
В диссертации освещается разветвленная система парадигм склонения местоимений. Выявляется специфика функционирования этих парадигм, подробно описанных в синхронном и диахронном плане.
Методы исследования. Главными методами исследования являются синхронно-описательный, сравнительно-исторический и ареальной лингвистики. С помощью метода сравнительного анализа раскрывается словоизменение как система со всеми ее отличительными чертами. Центральное место отводится описанию формальных характеристик парадигм склонения. При этом предпочтение отдается системному подходу к формам этих парадигм с точки зрения их морфологической структуры.
Общетеоретической основой данной диссертации послужили труды известных отечественных и зарубежных исследователей по финноугроведению, диалектологии и истории мордовских языков, общим вопросам языкознания: X. Паасонена (1897, 1903), А.А. Шахматова (1910), X. Оянсуу (1923), Э. Вертеша(1943), Д.В. Бубриха (1929, 1947, 1953), П.Г. Балакина (1948), М.Е. Евсевьева (1963), Я. Балажа (1973), Б.А. Серебренникова (1963, 1967), Д.В. Цыганкина (1961, 1966, 1979), А.П. Феоктистова (1963, 1976, 1990, 1993), М.В. Мосина (1989), К.Е. Майтинской (1964, 1969, 1979), Г.И. Ермушкина (1965, 1968, 1975, 1991), С.З. Деваева (1963), Т.И. Ломакиной (1975), Р.В. Бабушкиной (1966), К.И. Ананьиной (1977), С.И. Липатова (1977), Д.Т. Надькина (1979), Н.А. Агафоновой (1983) и др.
Источники исследования. Основным источником исследования послужили материалы диалектологических экспедиций, сделанные автором в исследуемых говорах, диалектологический материал словарного кабинета МГУ им. Н.П, Огарева, словари мордовских и других языков: КЭСКЯ 1970, МКНЭС 1981, ЭКНЭС 1977, ЭСМЯ 1979 - 1983, ЭСЧЯ 1964, ЭВ 1998, MW 1990 - 1996, SKES 1955 - 1978 и др.
Теоретическая и практическая значимость исследования. Представленный богатый материал и результаты исследования способствуют 7 дальнейшему развитию как диалектологии, так и мордовского языкознания в целом. Основные положения данной работы могут использоваться при составлении учебников, учебных пособий по диалектологии и истории языка, при создании сводного словаря диалектов и лингвистического атласа говоров, в подготовке лекционных курсов.
Апробация работы. Основные положения и результаты исследования докладывались и обсуждались на Всероссийских конференциях по финно-угорскому языкознанию, Огарёвских чтениях в Мордовском государственном университете им. Н.П. Огарева и опубликованы в сборниках материалов научных конференций. По теме диссертации вышло в свет 4 статьи.
Структура работы. Диссертация состоит из предисловия, введения, четырех глав и заключения, списка использованной литературы, лингвогео-графических карт и условных сокращений.
В предисловии обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи исследования, раскрывается научная новизна работы и ее практическая значимость, указываются источники и методы исследования, сообщаются сведения об апробации основных положений диссертации.
Во введении кратко дается общий обзор и классификация диалектов мокшанского языка, отраженных в исследованиях профессора А.П. Феоктистова. Автор выделяет пять диалектных типов: центральный, западный, юго-восточный, переходный, смешанный.
В первой главе рассматривается история изучения местоимений в общей лингвистике, а также в финно-угорском и мордовском языкознании. Дается репрезентация древнейших местоименных основ уральского периода.
Во второй главе исследуются важнейшие (первичные) разряды местоименных слов (личные, указательные, вопросительные) и дается анализ их словоизменительной системе в диалектах мокшанского языка. 8
В третьей главе анализируются особенности образования вторичных разрядов местоимений: усилительно-личных, притяжательных, возвратно-притяжательных, счетно-личных, взаимно-личных, определительных, относительных и отрицательных.
В четвертой главе выявляются первичные местоименные элементы в образовании наречий и следующих суффиксов: лично-притяжательных, суффиксов определенности, личных суффиксов глагола.
В заключении излагаются основные выводы и обобщения диссертации, полученные на базе комплексного анализа теоретического и практического материала.
Общий объем диссертационной работы составляет 212 страниц компьютерного текста. 9
ВВЕДЕНИЕ
Общий обзор диалектов мокшанского языка
По традиции, установившейся в финно-угорском языкознании, мокшанский язык считается одним из мордовских языков и относится к финно-волжской ветви финно-угорской (уральской) семьи языков.
Носители мокшанского языка проживают преимущественно в западной части Республики Мордовия - на территории Атюрьевского, Инсарского, Краснослободского, Рузаевского, Старошайговского, Темниковского, Тор-беевского, Зубово-Полянского районов, частично за пределами Мордовии: в Татарстане, Башкортостане, Нижегородской, Оренбургской, Пензенской, Самарской, Саратовской и других областях Российской Федерации.
Мокшанский и эрзянский языки до сих пор сохраняют характерные для других финно-угорских языков праязыковые черты: 1) отсутствие грамматической категории рода; 2) отсутствие согласования определения с формами определяемого; 3) употребление послеложных конструкций (послелогов вместо предлогов); 4) наличие грамматической категории притяжательно-сти; 5) отсутствие префиксов в системе словоизменения и словообразования; 6) наличие большого количества падежных форм; 7) наличие звуковых соответствий.
Вместе с тем мордовские языки имеют особенности, отличающие их от других финно-угорских языков: 1) наличие форм определенности; 2) наличие двух типов спряжения (объектного и безобъектного); 3) наличие суффиксов сказуемостного изменения (Феоктистов 1960: 65).
Любой язык, как сложная система, включает в себя, с одной стороны, литературную норму данного языка, с другой - его диалекты. Каждый диалект имеет свои типовые признаки. Специфические черты диалектов появились в результате неравномерного их развития, что вызвано действием локализованных, характерных для того или иного диалекта, или их группы так называемых внутренних закономерностей, а также конкретных историче
10 ских и географических условий. Например, положенный в основу мокшанского литературного языка диалект относится к типу с наличием редуцированных гласных.
В 30-е г. И.Г. Черапкин выделил 3 диалекта: Краснослободский, Инсар-ский, Спасский (Черапкин 1930: 19-31).
Классификацию И.Г. Черапкина уточнил А.П. Феоктистов. На основе фонетических и грамматических признаков он выделил следующие диалекты: северный (сосредоточенный главным образом на территории Темников-ского, Краснослободского, Ельниковского, бывших Пурдошанского, Рыб-кинского, Мельцанского, частично Старошайговского, Атюрьевского и Ко-вылкинского районов Мордовии); юго-западный (распространений на территории Зубово-Полянского, Торбеевского, большей части Ковылкинского районов Республики Мордовия); юго-восточный (территории Инсарского Рузаевского, Кадошкинского, частично Старошайговского районов) (Феоктистов, 1960: 63 - 82).
Позднее А.П. Феоктистов пересмотрел данную классификацию, разграничив пять диалектных типов (или диалектов): центральный, западный, юго-восточный, переходный и смешанный (Феоктистов 1990: LXXI - LXXXVI).
Ниже коротко опишем классификацию и отличительные признаки данных диалектных типов.
Центральный диалект
Один из основных диалектов, расположенный на территории нескольких районов Республики Мордовия: Атюрьевского, Темниковского, Ельниковского, Ковылкинского, Краснослободского, Старошайговского, Рузаевского, Торбеевского. Он послужил базой современного мокшанского литературного языка.
Центральный диалект распадается на следующие подгруппы говоров: а) северная подгруппа. Территориальное распространение: с. Темяшево, с. Вертелим, с. Кулдым, п. Красный Старошайговского района, д. Старый
Шукстелим, д. Новый Шукстелим, с. Подгорное Канаково, с. Польское Ци-баево и др. Темниковского района Республики Мордовия. Их основной особенностью является употребление в анлауте слов непалатализованного -s-перед гласным переднего ряда, которые в таком случае веляризуются. Например: savants 'взять, получить' (ср. savdms, sevsms других говоров), sev§ms 'съесть, скушать' (ср. sivams в других говорах) и т. д.; б) темниковско-атюрьевская подгруппа. Носителями указанной группы являются говоры с. Лесное Ардашево, д. Лесное Кичатово, д. Лесные Сия-лы, Песочное Конаково Темниковского района, с. Мордовская Козловка, д. Барашево, д. Гремячево, д. Старая Кярьга, д. Липовка Атюрьевского района РМ. Подгруппа отличается расширением огласовки ауслаута слов, приближаясь по этому признаку к эрзянскому языку. Например: dodo 'подушка' (ср. мокш. диалектах todu, dodu, эрз. todov 'тж'), осо 'большой' (ср. в др. мокш. , t г диалектах оси 'тж'), kilo 'береза' (ср. мокш. диалектах keli, эрз. kilej 'тж'); в) атюрьевская подгруппа. В нее входят говоры с. Атюрьево, с. Киша-лы, с. Бароновка Атюрьевского района. Их особенность заключается в отсутствии гласного переднего ряда а, который подвергся сужению до гласно/ Г , го среднего ряда - а > е\ ked' 'рука' (ср. kad' в др. диалектах), lem 'суп' (ср. lam в других диалектах); а также в сужении финно-угорского этимологического гласного е > i: vid' 'вода' (ср. ved'B др. диалектах).
Характерная черта, которая сближает темниковско-атюрьевскую и атюрьевскую подгруппы - переход и > о: dodo 'подушка', осо 'большой', lcilo 'береза'. г) рыбкинско-мамолаевская подгруппа. Территория распространения: с. Керетино, с. Ежовка, с. Рыбкино, с. Мамолаево, с. Самозлейка, с. Старая Самаевка, Новая Самаевка Ковылкинского района РМ. Здесь согласные фо
I / / немы (s), (z) - только палатализованные: sovan 'затылок', ozat 'рукава'. Подобное не наблюдается в других говорах. В анлауте слов отсутствуют звонкие согласные b, d, d', g, z, z, z: рапа 'баня', pazar 'базар', sojnavs 'звенеть';
Имеются отличия в формах глагола безобъектного спряжения, необычные синтетические формы отрицания условного наклонения: mol-dft'aran (в др. диалектах af moldn-dafan) 'если я не приду1. д) краснослободско-синдровско-шайговско-левжинская подгруппа. Территория распространения: в «треугольнике»: г. Краснослободск - с. Старое Шайгово - г. Рузаевка. Населенные пункты: с. Колопино, д. Мордовское Маскино, с. Мордовские Парки, с. Новое Синдрово, с. Старое Синдрово и др. Красноелободского района; д. Лепченка Ельниковского района; Новая Теризморга, с. Лемдяй, с. Сарга, с. Старая Теризморга Старошайговского района; с. Левжа, с. Перхляй, с. Сузгарье, с. Трускляй Рузаевского района.
Показательными признаками являются: j-отация а в анлауте слов: jasi 'колодец', jazdm 'лавка', jai 'лёд'; сохранение первичных глухих согласных в указанной позиции: pajd'dk 'палка', kast'ams 'испортить'; сужение, остановившееся на переходе а > е, хотя встречаются и говоры, где произошел тотальный переход е > i. Западный диалект
Западный диалект занимает территорию Зубово-Полянского и частично Торбеевского районов Республики Мордовия.
На фонологическом уровне западный диалект распадается на две подгруппы: а) северо-западную; б) юго-западную. Среди согласных фонем специфику северо-западной подгруппы говоров составляют непалатализован
Юго-западная подгруппа говоров отличается от северо-западной переходом широкого гласного а > е: сев.-зап. г. t'cici 'сегодня', юг.-зап. г. feci 'тж', f Г 'г сев.-зап. г. кй\ 'язык', юг.-зап. г. кг\ 'тж'.
Переход а > е вызвал сужение этимологического е > i: сев.-зап. г. t'ev 'дело', юг.-зап. г. t'iv 'тж', сев.-зап. г. lem 'имя', юг.-зап. г. lim 'тж' и т.д.
Юго-восточный диалект
Юго-восточный диалект охватывает территорию трех соседних районов РМ: Инсарского, частично Ковылкинского и Рузаевского. Его говоры представлены в следующих населенных пунктах: с. Адашево, с. Верхняя Лухма, с. Кочетовка, с. Мордовская Паевка, с. Новлей, с. Поево, с. Старые Верхис-сы, с. Новые Верхиссы, с. Шадымо-Рыскино (Инсарский район); с. Шадым, с. Старое Пшенево, с. Новое Пшенево, с. Мордовское Коломасово (Ковыл-кинский район); д. Старая Муравьевка, с. Болдово, с. Новая Муравьевка, с. Куликовка, с. Мордовская Пишля, д. Мордовское Баймаково, с. Палаевка (Рузаевский район).
Для юго-восточного диалекта типичны те же черты, что и для югозападной подгруппы западного диалекта: а > е, е > i (примеры см. выше); jотация анлаутного е-: jej 'лед', jesi 'колодец' и т.д. Но в нем наличествует важнейшая особенность - это переходу > s во множественном числе перед t'\ tuj 'уходит', tust' 'уходят', moli 'идет', molist' 'идут'. Кроме того, отсутствуют звонкие b-, d-, z- г-, z- согласные: рапа 'баня', pazar 'базар', sojnavs 'звенеть'.
Переходный диалект
Переходный диалект занимает территории Белинского района Пензенской области, частично Торбеевского и Ковылкинского районов РМ. Говоры, входящие в переходный диалект, представлены в следующих населенных пунктах: с. Карсаевка, с. Пичевка, с. Козловка, с. Старая Каштановка, с. Новая Каштановка (Белинский район); с. Варжеляй, д. Вязовка, с. Куликово, с. Старая Пичеморга, с. Новая Пичеморга, с. Носакино, с. Малышево (Торбеевский район); с. Алькино, п. Красная Поляна, с. Мордовское Вечке-нино, с. Парапино (Ковылкинский район). Он расположен между западным и юго-восточным (с северной стороны также - центральным) диалектами мокшанского языка. В нем сочетаются фонетические и морфологические
14 особенности западного и юго-восточного диалектов: 1) действие фонетиче ского закона перехода j > s во множественном числе перед t\ как это происходит в юго-восточном диалекте; 2) наличие словоизменительных форм, характерных для западного диалекта - каузатива определенного склонения имени существительного; словоизменительных форм глагола, специфических посессивных форм, встречающихся в западном диалекте.
Смешанный диалект
Диалект смешанного типа расположен за пределами Республики Мордовия в соседстве с эрзянскими говорами или изолированно в иноязычном окружении. Он имеет первоначальную основу мокшанского языка, который впоследствии подвергся значительному воздействию эрзянского. Говоры, относящиеся к данному диалекту, длительное время развиваются в контакте с эрзянскими говорами, что отразилось на всех уровнях языка: фонетике, морфологии, лексике.
Говорам смешанного типа свойственны следующие особенности: в ан-лауте слов чаще всего употребляется непалатализованный -s как и в эрзянском языке: savams 'взять, получить', sevSms 'съесть, скушать'; часто переносится ударение с первого слога на последующий или последний слог: ко-dama 'какой1, kosa 'где' и др.
Фонетическую и грамматическую системы смешанного диалекта пронизывают инновационные процессы. Это следствие того, что они развиваются в иноязычном окружении, в условиях активных не только междиалектных, но и межъязыковых контактов.

Скачивание файла!Для скачивания файла вам нужно ввести
E-Mail: 1662
Пароль: 1662
Скачать файл.
Просмотров: 126 | Добавил: Диана33 | Рейтинг: 0.0/0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Август 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2020 Создать бесплатный сайт с uCoz